Подглядел

Было время летних каникул. Родители Ани каждое утро уходили на работу, а девушка оставалась дома одна. Она любила читать любовные романы, особенно ей нравились постельные сцены, в которых авторы ярко и красочно описывали соитие любовников.
И вот, проснувшись в один из дней, Аня снова взялась за книжку, в руках с которой и уснула, когда текст перед глазами стал расплываться. Полчаса чтения и снова любовная сцена. Действо было описано со знанием дела, Анюта начала возбуждаться, и рука сама потянулась к груди, страстно сжимая ее. Вот уже книга отложена, скорее даже отброшена, в сторону, неугодные трусики сняты, и руки блудницы ласкают вожделенный холмик между бедер, ножки согнуты в коленях и стоят на постели.
Вадим — ее одноклассник, живет в соседнем доме, и окно его комнаты расположено напротив окна Анюты. По вечерам Вадим часто наблюдает за тем, как его одноклассница и тайная возлюбленная расхаживает по своей комнате почти обнаженной.
И сейчас он тоже решил взглянуть на то, чем она занимается. Но ничего почти не видно, ведь сейчас день и на улице светло — не то, что ночью, когда у нее горит свет. Поэтому Вадим решил взять бинокль, уж так не терпится ему полюбоваться совершенством своей любимой девушки, которая даже не знает об этом.
''О, Господи! Не могу поверить своим глазам!'' — промелькнула восклицательная мысль в его голове, когда перед взором его в окулярах предстала Анюта, ласкающая себя. ''Ммммм... Невозможно оторваться от столь красивого и возбуждающего действа'', — не переставал размышлять Вадим, глядя на то, как самозабвенно она предается утехе.
Но, получив удовлетворение, Аня открыла доселе закрытые глаза и увидела Вадима, стоящего у окна с биноклем. Осознав, что замечен, он тут же скрылся в глубине комнаты, а Анюта пребывала в неком изумлении близком к состоянию шока.
''Что же теперь будет, как теперь быть? Как же мне выйти на улицу теперь, как я пойду в школу?'' — раздумывала Аня, сидя дома и сгорая от стыда. Сама того не замечая, Анюта пребывала в подобных раздумьях уже продолжительное время. И вдруг услышала звонок в дверь.
''Кто бы это мог быть?'' — подумала она, поворачивая ключ в замке, чтоб открыть. Это был он.
— Вадим, ты... Ты все не так понял, то есть...
— Анюта, не волнуйся, пожалуйста. Тут нечего понимать, все было видно, прости, что стал невольным свидетелем, — перебил ее Вадим, протягивая ей букет цветов, — просто, просто ты мне очень нравишься, Аня. Я люблю тебя! Поэтому и подглядывал за тобой, извини. Я не мог раньше признаться тебе в этом, мне не хватало духу, но сейчас решил сказать. И еще, не переживай, об этом никто не узнает, никто и никогда.
А Аня уже уткнулась в букет и вдыхала приятный аромат цветов.
— Проходи, Вадик, не стой в дверях, а то сейчас обо всем узнают соседи, став такими же невольными свидетелями, — со смущенной улыбкой сказала Анюта.
Пройдя в квартиру, он уселся на край постели, на которой некоторое время назад предавалась утехе Аня. Она же, поставив цветы в вазу с водой, зашла к нему и, опрокинув его на спину, спросила:
— И давно ты за мной наблюдаешь?
Не дождавшись ответа, она впилась в его губы в сладком поцелуе, а он судорожно принялся снимать с нее легкий шелковый халатик.
Возбужденная не только от охватившего желания, но и от своего развратного поведения, Аня тяжело дышала и теребила волосы на голове Вадима, ласкавшего ее грудь, сильнее прижимаясь сосками к его теплым губам.
Теперь уже она лежала на спинке, изящно выгибая ее, а он с упоением и небывалой страстью спускался все ниже и ниже, быстро пробираясь к заветному холмику, от которого исходил дивный аромат, пьянящий его разум.
Его мягкие губы коснулись ее розочки, истекающей сладкими соками, а теплый язычок скользнул вверх в поисках жемчужины прелестного девичьего тела.
Вдоволь насладившись удивительным вкусом ее желания и принеся этим несравненное удовольствие возлюбленной, Вадим поднял свой взор на нее, и они встретились взглядом. Заметив блеск в его глазах, Анюта притянула голову Вадима к себе, позволяя ему войти в свое лоно, что он тут же и сделал, чем заставил ее издать тихий стон и выгнуть спинку, запрокидывая голову назад, а сам, уловив момент, принялся осыпать поцелуями изгибы ее тонкой шейки.
Непродолжительные медленные движения сменились более быстрым темпом, тихим вздохам на смену пришли громкие стоны, тела становились все более напряженными... И вот, оргазм охватил одного за другим, разливаясь приятной наслажденной судорожью по их телам...
С этого дня они начали встречаться, хорошо друг друга узнали и прониклись взаимной и крепкой любовью. В начавшемся новом учебном году они сидели за одной партой и были неразлучны. А перед сном стояли у окон и посылали друг другу воздушные поцелуи, зная, что утром встретятся и весь день будут вместе.

Оставить комментарий